Понедельник, 20.09.2021, 12:52  | english
Меню сайта

клуб международного общения
вопрос-ответ
Международная деятельность
дистанционное обучение
книги в помощь специалисту

Присоединяйтесь
арпи в facebook арпи в twitter арпи в linkedin
арпи в контакте арпи в YouTube

 
  скайп уроки  +38 071 355 80 38
  +38 071 305 48 95
  +38 095 743 19 53
skype lessons    arpi.coord
  e-mail  info@arpi.com.ua
  arpi.center@gmail.com

Репутация создается в своей стране добрыми делами и значительными свершениями, а за ее пределами – способностью рассказать о них на иностранном языке.

ДОКТРИНА «РУССКИЙ ДОНБАСС». Откроем ДОНБАСС всему МИРУ, открывая весь МИР для СЕБЯ

 

 

I CANT BREATHE vs. Я НЕ МОГУ ДЫШАТЬ

(основано на сводке телевизионных новостей  от 28.05.2020)

В Миннеаполисе (США) произошел случай, в результате которого  белый полицейский задушил задержанного им темнокожего афроамериканца, который, пока еще был жив, кричал: «I can't breathe! I can't breathe! I can't breathe!».

При этом в сводках российских новостей эта фраза была подана переводчиками как «я не могу дышать».

Давайте рассмотрим, адекватным ли является такой перевод предсмертных слов жертвы инцидента.

На первый взгляд кажется, что – да. Но это до тех пор, пока не начинаешь вникать в детали.

Начинаем с английского толкования смыслового значения слова breathe:

  1. To breathe is to take in air: to repeatedly and alternately take in and blow out air in order to stay alive[1],  что в данном смысловом значении является эквивалентом русского слова «дышать».

 

И – если пойти на недопустимый для уважающего себя переводчика шаг и сделать машинный перевод фразы «I can't breathe!», то получится: «Я не могу дышать!» – то есть именно то, в каком виде это прозвучало в эфире.

И если русское слово «дышать» в данном контексте, безусловно, подходит по смыслу, то является ли таким же «русским» стиль построения фразы «Я не могу дышать!»? Ведь в таком переводе она означает, что человек не дышит вообще, то есть является «бездыханным» (иными словами, мертвым) и поэтому сам сказать об этом был бы уже не в состоянии, хотя на самом деле все еще продолжает дышать, но просто испытывает при этом серьезное затруднение.

Это – в случае, если рассматривать смысл сказанного жертвой. А теперь рассмотрим стиль ее передачи языком перевода. Для этого давайте представим на его месте (не дай бог!) того, для которого русский язык – родной. Что мы услышим от него в таком случае? Он будет кричать: «Я задыхаюсь!». Такое отличие относится к расхождению между стилем прямой речи в языке оригинала и языке перевода.

Вот это и следовало бы считать эквивалентным переводом слов афро-американца, и восклицательный знак в этом случае будет к месту. В отличие от фразы «я не могу дышать», которая – если и применима в прямой речи – носит характер относительно спокойного, или эмоционально нейтрального высказывания, принадлежащего тому, кто делится с окружающими своим внезапно возникшим состоянием, что не имеет формы восклицания и поэтому не предполагает применения восклицательного знака.

Вышеизложенное в очередной раз напоминает нам о том, что понятие «адекватность перевода» распространяется не только на его содержательно-смысловой компонент, но – и на стилистическую характеристику текста, получаемого в результате перевода. При этом в качестве одной из причин несоблюдения адекватности при переводе является ошибочное стремление переводчика держаться «ближе к тексту», вместо того, чтобы держаться «ближе к мысли», выраженной в оригинале. Соблюдение этого правила позволяет освободиться от вредного влияния стиля и словарного состава текста оригинала на результат его изложения на другом языке средствами перевода.

 

Комментарий подготовил:

Г.В. Мерхелевич

канд. пед.  наук

переводчик

г. Донецк, ДНР, Новороссия

info@apri.com.ua

forarpi@gmail.com

www.arpi.com.ua

 

[1]Encarta® World English Dictionary © & (P) 1999 Microsoft Corporation. All rights reserved. Developed for Microsoft by Bloomsbury Publishing Plc.

 

 

ЗАЯВКА НА
ОБУЧЕНИЕ

game dress me


Copyright Арпи © 2021